поставить закладку

 
  стороны света №2 | текущий номергостевая книга | союз и   
Вячеслав Лейкин
СТИХИ
Редакция журнала 'Стороны света'версия для печатиИздательство Библиотека журнала 'Стороны света'
Вячеслав Лейкин
   Вячеслав Лейкин
* * *

Осень вновь оказалась сырой, некрасивой, безгрибой.
Всё стареет, хиреет, повсюду скандалы да войны.
Даже небо воняет - сказать ли? - задохшейся рыбой.
Впрочем, птицы порхают весьма и довольно довольны.

Упорхали. А мы остаёмся. Угар средостений.
Безнадёжно-угрюмый процесс умиранья растений.
И пошло, и поехало: воет, ржавеет, лысеет,
Запоздалое семя в постылое месиво сеет.

То ли благовест горше зудит, то ли маятно певчим.
Предвкушенье не сытит, так чем же натура томима,
Захотелось покаяться, вдруг выясняется: не в чем.
Попытался ударить челом: изловчился - да мимо.

Вот же - скажут - а Пушкин любил с Баратынским на пару:
Мол, давай-ка, Абрамыч, наполним заздравную тару
В честь чахоточной девы, заткавшей подножие трона
Багрецом позлащенным… И, кстати, помянем барона.

Хорошо быть простым, как Вивальди, чтоб каждая травка
Из тебя прорастала, готовая стать эликсиром.
Вдохновенью противен расчёт, упоению - правка,
Лишь бы музыка медленно сипла в сознании сиром.

В полумгле полузримо снуют полоротые тати.
Тот, кто был прозорлив, и прожорлив окажется кстати.
Вот ещё и опять возникают кленовые залпы.
"Жизнь проходит, дружище" - как зеркалу Чехов сказал бы.


* * *

Преисподняя стресса.
Сколь себя ни трави,
Сатанинская месса
Отдается в крови
Металлическим звоном,
Недобитым тельцом
И еще повезло нам,
Что не смертным кольцом.
То есть, в принципе живы
И под вопли попсы
То мы пляшем, как Шивы,
То чумеем, как псы.
Наши спутники - в небе,
Наши пяди - во лбу,
Наши бравые беби
Развращают судьбу.
Души в поисках ниши
Изуверства среди,
И скребучи, как мыши,
Наши чувства в груди.
Где не в масть пожилому,
Где любому в облом,
Там поэт по живому
Промышляет кайлом,
Учит жить шаромыжник,
Потешает бандит,
Столбовой передвижник
Рафаэлем глядит.
В рассуждении крова
Или, скажем, постов
Иванов за Петрова
Чуть не замуж готов.
Переев марципанов,
Ошалевши от крыс,
У Скворцова Степанов
Основное отгрыз.
В общем, все как и было
В жизнерадостном сне
Молодого дебила
На гражданской войне.


* * *

Всем что-нибудь казалось. Одному,
Что завтра будет поздно. У другого
Прорвало, но не там и не туда,
Где было приспособлено. За третьим
Не появлялись тем нерасторопней,
Чем пуще жгло. Четвёртый прикипел,
Но как-то невпопад.
Когда хватились -
Давай, мол, откипай - уже остыл
И скалится. А пятому казалось,
Что он шестой…
Случайная нужда,
Невольное сгущенье обстоятельств,
Дающее не то чтобы возможность,
А скажем, шанс, касательство, намёк,
Отзвучье всплеска, групповое эхо,
Достаточное, чтобы превозмочь
И тут же пренебречь…
Святая Дева!
Все всё бы так причудливо сошлось,
Когда бы не извечные препоны.
Всем что-нибудь мешало. Одному,
Что он один. Другому симметричность.
У третьего в анализах нашли
Репродуктивный ген орангутанга.
Четвертому практически везло,
Но каждый раз перегорали трубы
До синевы. А пятому мешало,
Что он шестой.


* * *

Ни памяти, ни сил, ни сожалений,
Ни честности, скоблящей, как наждак,
Ни жуткой безмятежности порока,
Ни поисков единственного шанса,
Ни повода для поисков, ни даже
Возможности ему образоваться.
Всё слава Богу, случаю, расчёту
Укантовалось. Лёгкая нужда
Мгновенно терпит. Учащенье пульса
Всего лишь результат касанья пульта -
Тычок и загорается экран,
И возникает рвущий жилы триллер
Про то, как благородный киллер Миллер,
Которого играет Брюс Уиллер,
Такое выдает, что Фредди Шиллер
В гробу переворачивается...
Я перестал сводить себя на нет,
Клевать с руки и пользоваться речью
По пустякам. Я вылечился жить
И замер в ожиданьи результата,
Которого никто не обещал,
Никто не гарантировал, однако
Откуда ж этот спазм предвосхищенья,
И пятистопник, ровный, как дыханье,
И меркнущее золото заката,
И никуда не деться от личин,
Живущих, как, допустим, аксолотли,
Умеренно и долго. В саламандры
Им спеху нет. В зиянии огня
Вдруг истинное обрести лицо
Переплясать безумную стихию
И стать легендой, формулой заклятья
Невыносимо...
Добрый Мусагет
И родовспомогательница Муза,
Зачем я вам понадобился? Полно,
Ведь я не Марсий, я не соревнуюсь,
Не потому, что собственная шкура
Дороже упоения победой
Минутного, а потому, что сладок
Нектар неутолимого желанья
Искать себе подобных в зеркалах,
На дне бутылки, на задворках жизни,
Проигранной себе же самому.


* * *

Однажды я встретил непонятного человека
С лицом неясного цвета, как старые три рубля.
Он двигался с прытью и грацией мороженого хека,
А ему, должно быть, казалось, - линейного корабля.

Поравнявшись со мной, он прогнулся навроде нищего
И спросил, не знаю ли я, какое нынче число.
А я был с похмелья и ответил весьма заносчиво,
Что даже если б и знал, это вряд ли б его спасло.

А надо заметить, что было лето, стоял июль,
И в воздухе раздавалась какая-то сладкая вонь...
И он мне в ответ пожелал разделиться на нуль,
А я его спросил, куда это он мчится, как бешеный конь.

И он засмеялся и сказал: что поделаешь, мастер, не повезло,
Был молод и глуп, а вокруг кантовался сброд, сплошные ЗеКа...
А сейчас его, вроде бы, кормит литературное ремесло:
Он переводит туда и обратно с испанского языка.

И вдруг меня отпустило, и, прежнюю тему закрыв,
Я протянул к нему обе: "Здравствуй, амигофренд!"
И у меня была сотня, и мы с ним ушли в заплыв,
Отладив курс и сделав поправку на дифферент.

И я узнал о себе больше, чем за весь этот гнусный год,
И поразившись в лучшую сторону, не испытал стыда.
Его звали Олег, и в профиль он был совершенный удод;
Но кончились деньги и мы разошлись. Полагаю, что навсегда.

С тех пор прошло, наверное, семь или восемь лет,
И меня нормально крутило, тёрло, секло.
Но я отчётливо помню тот вечер, тот странный свет,
Как будто глядишь на всё это сквозь химическое стекло.

И воздух был густ и наварист, как, скажем, бульон,
И времени было столько, что запросто сделать запас.
И лишь об одном жалею, что я не был тогда влюблён,
Он бы меня, подсевшего, совершенно точно спас.


 
© Copyright Вячеслав Лейкин.  Републикация в любых СМИ без предварительного согласования с автором запрещена.
Журнал "Стороны света".   При перепечатке материала в любых СМИ требуется ссылка на источник.
  Яндекс цитирования Rambler's Top100