поставить закладку

 
  стороны света: текущий номергостевая книга | союз и   
Борис Херсонский
СТИХИ  ЕКАТЕРИНИНСКОГО  ВРЕМЕНИ
Об авторе версия для печатиИздательство 'Стосвет'
Борис Херсонский













   Фото Людмилы Херсонской

                                                                  Л. Лосеву

                         * * *


Хлопушу везут рубить на куски за тридевять царств-земель,
в каждом царстве не счесть бунтовщиков-Емель.
В каждой церкви сидит на престоле,как на печи, друзьям говоря:
давно не сидел я на Божьем месте посреди алтаря.

Чернокудрый Пушкин смеется, называет Емельку свиньей.
Речка скована льдом. Звезда над черною полыньей.
Снег хрустит под полозьями, бесы кружат во мгле.
Праотцы, вытянувшись, смиренно лежат в земле.

Желтые волчьи глаза глядят на уставших коней,
чем дальше едешь, тем путь впереди длинней,
чем гуще кроны, тем выше стволы дерев,
чем крепче мороз, тем праведней Божий гнев.

Хлопушу везут, колокольчик гремит под дугой.
Долго будут везти, вот век прошел, вот другой,
вот и третий подходит к концу, но до этих пор
колокольчик гремит, Хлопушу везут под топор.

Хлопуша спит, видит во сне эшафот,
содрогается, надеется, что до казни не доживет,
сани еле ползут, может, не довезут,
а может и волки помилуют - загрызут.



                         * * *


гаврила романович глагол или река времен
металла звон лира труба отверзшиеся гроба
на стершихся плитах давно не прочесть имен
кому интересно бледна смерть румяна судьба

золота карета кудри ясны взоры бриллиантовы ордена
италийски хоры да в петербуржских церквах
милость фавор опала снова милость и вот те на
упрямый угрюмый наследник пенье дворовых девах

два повешенных бунтовщика подмигивают с сука
хотел пиит поглазеть на муку во все глаза
господь глядит свысока как начальничек на ЗК
все умеют писать доносы все голосуют за

кареты комбайны танки пряники калачи
в такой калашный ряд куда рыло полез
гаврила романович спи в непробудной ночи
открой глаза полные света и слез



                         * * *


Екатерина спросила Вольтера:
Вольтер, в чем твоя вера?

В том, что Бога сотворила культура,
а культуру сотворила натура,
у натуры губа не дура.
Бог - не лох, Он неплох как идея.
У идеи в руке фигура Пугача-лиходея,
фигура философа или царицы - как шахматная фигура.

Не обижайся, Катя, это я так, для примера,
так понятнее, в чем моя вера.

Да, натура не дура, не земля на лопате,
особо когда облака горят на закате,
сие открыто и Кате, и пейзанке в убогой хате,
и часовому у полосатой будки
незабдуку в ружейный ствол вструмившему ради шутки,
и Божественному дитяти, и волу, и осляти.

Жизни полная мера, инкогнита терра
это и есть вера господина Вольтера.

Да, но тут тебе не Париж, а тучка над речкой,
старушка на печке, сверчок за печкой,
тарелка с гречкой, иконка над свечкой,
ни тебе французского сыра, ни иного плезира.
Календарное лето, а - комары, и вечерами сыро.
Царица, известно, волчица, что прикидываться овечкой?



                         * * *


четыре пары штанов над ними юбка одна
памятник екатерине в одессе жезл в кулаке
символизирует фаллос под бронзовой юбкой видна
сами знаете кто или что у царицы она одушевлена
имеет повадки хищной рыбы в мутной реке

еще говорят под юбкой на фаворите сидит фаворит
погоняет любовником ни слова не говорит

блудливой повадкой величайшей из жен
целый город на двести с лишним лет как чумой заражен
что не входит в противоречие с настоящей чумой
и холерой вытрави блох и руки умой

все равно симпатичных крыс портовых полки
розовые носы суют во все уголки

есть поверье в один прекрасный день поутру
все крысы залезут под ту же юбку в ту же дыру как в нору
если такое случится то говорят не к добру



Стихи, написанные во вьетнамском ресторане на Юнион-сквер


У покойного дядюшки Хо в племянниках весь Вьетнам.
Всех узнает в лицо. Всех знает по именам.
Всех вьетнамцев любит высушенный дядюшка Хо Ши Мин,
как нас любит Господь - во веки веков. Аминь.

Конические шляпы движутся на фоне полей.
Общий труд объединяет, как бумагу конторский клей.
Север с Югом спаяны прочно. Не умеешь жить - не берись.
Отслужил в войсках, можешь дальше выращивать рис.

Белый, пропаренный, по сто грамм в бумажный пакет,
отправленный в СССР для оплаты танков, ракет,
автоматов и самолетов, и инструкторов к ним.
Все дороги ведут в Ханой, а не в какой-то Рим.

Еще говорят о вьетнамцах, что у местных самцов
гениталии маленькие, и голос как у скопцов,
борода почти не растет - десятка два
волосков с подбородка свисает, отчего голова

напоминает редиску с тоненьким корешком.
Портфелей там не бывает, каждый ходит с мешком.
Встречаются велосипеды. Но чаще идут пешком.
На приветствие отвечают резким, коротким смешком.

Также известно, что под нашей землей они
в подвалах и полуподвалах проводят ночи и дни,
шьют полезные вещи для наших детей и внучат,
почти ничего не едят - на машинках строчат.

Их завозят в контейнерах без прошлого, без паспортов,
всюду у них ходы подземные как у кротов.
Пойдешь в русский лес по грибы, а у грибов теперь
шляпки желтые из соломы, конические - не хошь, не верь.

Все это полковник-отставник рассказывал нам.
Он лучше знает. Он воевал за Вьетнам.



                         * * *


катится проточная летейская вода
через наши предпоследние года
то ли таянье снегов то ли происки врагов
то ли просто наш удел таков

искажаются черты
окна города черны

как копирка меж листов
наша совесть раб Христов

раб ленивый и упрямый непослушный раб
будь неладен теплохладен духом слаб
видно кончились слова опустела голова
мысль всего одна и та крива

обгоревшие леса
голубые небеса
новости по телику
через полчаса



                         * * *


никто ни на что не годен чтобы это понять
достаточно жизнь прожить перейти поле пенять
каждому недотепе ублюдку пришедшему в мир
чтобы жизнь иметь и иметь с избытком сносить до дыр
замыть кровавые пятна залатать кое-как
умер дурак щелкунчик а все крошится табак
а все разбирает страх хоть времена не те
что все равно если ты маленький в темноте

никто ни за что не в ответе никто разве что сам
призывающий нас к ответу если не сам то зам
если не зам то карлик исполняющий долг
если не он то товарищ тамбовсий волк
поднимающий морду к луне покачивающий головой
вы еще не знаете что такое подлинный волчий вой
но мы то знаем слышали и не один
раз дожив до матерых волчьих седин

ничего никогда не кончается даже жизнь
примеряет новое платье а ну повернись покажись
то же пятно кровавое та же дыра
тот же колодец посреди того же двора
те же ласточки с резким свистом рачерчивают синеву
тот же кот вероятно болен щиплет траву
тот же город катает автомобили по улицам тот же дух
завывания заклинания целый век повторяет вслух



© Copyright Борис Херсонский.  Републикация в любых СМИ без предварительного согласования с автором запрещена.
Журнал "Стороны света".   При перепечатке материала в любых СМИ требуется ссылка на источник.
  Яндекс цитирования Rambler's Top100