поставить закладку

 
  СТОРОНЫ СВЕТА №2 / текущий номер СОЮЗ И  
Алексей Кокотов  
ПЕРЕВОДЫ
распечатать  
Из Алфреда Эдварда Хаусмана


* * *

Быстро и чисто. Из пистолета.
О! Здесь ты, мой мальчик, прав.
Можно покончить с болезнью этой,
Только в могилу ее забрав.

О, ты подумал! Ясно представил
Что с тобой станет в недолгий срок.
Вовремя дуло в висок направил,
Благоразумно нажал курок.

Лучше сразу. Меньше позора.
Сам собой предан. Сам же в ответ
Взял и расчелся с душою, которой
Незачем было рождаться в свет.

Понял, что будущее - не за горами.
В нем - лишь болото, трясина, страх.
Выбрал стать прахом. Ты прав! Между нами,
Многие вещи - хуже, чем прах.

Душа-недоносок - всегда проклятье.
Каждый калека плодит калек.
Стоит ли жить, растлевая братьев?
Мальчик, ты умер, как человек.

С жалостью ль, с завистью или с весельем
Мимо проходят свой и чужой.
Чистое празднуешь ты новоселье,
Необесчещен, вернулся домой.

Смерть всех утешит и успокоит.
Мальчик-мужчина, я знаю одно:
Этот венок мой немногого стоит,
Только увять ему - не суждено.


* * *

Раздвинул воды и провёл,
Не бросил в западне.
И после рядом, скрытый, шёл
То в туче, то в огне.

И дальше влёк их на восток.
Всемощною рукой,
Сквозь распри, голод и песок,
Вернул Он их домой.

Я слов пророка не слыхал.
Синай, снопом огня,
В ночи библейской полыхал
Для них, не для меня.

Передо мной Гора Громов
Стоит во тьме, нема.
Не шлёт мне знамений и снов,
Молчат её грома.

Хоть прозреваю я вдали,
Обетованный край,
Я не достигну той земли,
Другим обещан рай.

Я знаю - путеводных вех
Мой темный путь лишен.
Мое пристанище - средь тех,
Кто даже не рожден.

И прах мой ветром на восток
Взметется высоко.
И после, пылью на песок,
Опустится легко.


Из Леконт де Лиля


ВОЮЩИЕ ПАРИИ

Горам в туманной мгле не превозмочь дремоты.
В пучину погрузясь, шар знойный отпылал.
Но море буйствует, за валом гонит вал,
И, пенные, у скал ревут водовороты.

Все громче слышится протяжный вой в ночи.
В бездонной вышине клубится мрак беззвёздный.
Из тучи выскользнув, как некий призрак грозный,
Угрюмая луна льет тусклые лучи.

Запечатлённый лик, оскаленный, коварный,
Осколок брошенный, давно погибший свет
В молчаньи мертвенный рассеивает свет
С орбиты ледяной на океан полярный.

А дальше к Северу, в недвижной духоте
Простерлась Африка, в тени как в благостыне.
Там голодают львы в дымящейся пустыне,
Вблизи озёр слоны уснули в темноте.

Средь остовов быков, за линией прибоя
На пляже гнилостном собаки собрались.
Но падали не жрут и морды тянут ввысь,
То жалобно скуля, то заунывно воя.

В безмолвном ужасе застыли тут и там,
Зрачки расширили, дрожат от лихорадки,
Сидят на корточках и бьются как в припадке,
Прижав свои хвосты к облезлым животам.

Морская пена к ним приклеилась клоками,
Все позвонки видны под шкурою худой.
Когда взыгравший вал их обольет водой
Собаки скалятся и лязгают клыками.

Под светом пепельным блуждающей луны
В уродливых телах что плачут ваши души?
Что жметесь в страхе вы на самой кромке суши?
О чем вы воете? Какой тоской полны?

Не знаю и сейчас! О, дикие собаки!
Пусть много солнц с тех пор утратил небосвод,
Но все мне слышится: у края черных вод
Сквозь толщу лет былых вы воете во мраке!


Из Поля Валери
КРУШЕНИЕ

В который час судьба неотвратимо
Как тень падёт и корпус разорвёт?
Какая мощь рукой, неощутимо,
Весь остов наш во тьме переберёт?

Обрушась, смерч с обломков носа смоет
Все запахи - и жизни и вина.
Придёт прилив, вода могилу скроет -
Ровнять и рыть равно она годна.

И, гнусный трус, чье сердце дико бьется,
Что, пьяный вдрызг, блуждает средь морей,
Чья, качкой злой измученная, рвется
Душа бежать и в ад попасть скорей,

Я, человек, высчитываю в страхе
Всю связь причин. И, с ясной головой,
Предвижу я, как время в полном крахе
Себя убив, завод сломает свой.

Будь проклят скот, чьей волей гнилью полны
Все палубы и трюмов чернота.
Гнилой ковчег к востоку тащат волны,
Тварь изнутри крушит его борта.

С пучиной мы в единого жонглера
Слились вдвоём, перемешав пестро
Все образы: вот чашка из фарфора,
Вот мать моя, вон шлюха из бистро.

А вон Христос, подвешенный на рее!
Он рвется в смерть со всеми заодно!
Кровавый глаз сияет Назарея -
Экзерг гласит: КОРАБЛЬ ПОШЁЛ НА ДНО!


© Copyright  Алексей Кокотов.   Републикация в любых СМИ без предварительного согласования с автором запрещена.
Журнал "Стороны света".   При перепечатке материала в любых СМИ требуется ссылка на источник.
  Яндекс цитирования Rambler's Top100