журнал "Стороны Света" www.stosvet.net

версия для печати  

               

Олег АСИНОВСКИЙ

ИОНА
(ПОЛОТНО)

Мите Авалиани            


моряк веселью предаётся,
поётся ветром и смеётся
вдогонку тихому ему,
и нет покоя никому

Иона круглый сирота,
красота его, как стадо,
охраняла и спала,
когда маленькой была

кит плывёт издалека,
облака он поднимает
пыли на своём пути,
чтобы в землю не уйти

о любви земля не спросит,
подбросит наяву и бросит
во сне Иону под палящим
солнцем, пьющим и курящим

море через не могу
на берегу волной играет
высокой с низкою звездой,
и дышит небо под водой

корабль о помощи взывает,
называет в честь себя
моряков, кита, Иону,
рушит шторма оборону

погода ясная, узоры
горы из неё плетут,
наедине с собой песок
качнулся с пятки на мысок

зарница мёда слаще в чаще
и ловится без топора
на комара, и выпускает,
без боли с воли окликает

у солнца голова кита,
и до хвоста, как до Ионы
не могут тучи дотянуться,
едва друг к другу прикоснутся

на берегу волна лежит,
не бежит обратно в море,
и в разговоре моряков
дрожит земля от языков

разгладилось лицо мужчины,
морщины вытянулись в нить,
глаза устали, плавниками
стали под его руками

и только окрик или плеск
треск не выносят из огня,
из дома ссору и беду,
и спит Иона на виду

меняет кожу виноград,
град покрывается росой,
и дождь косой её сбивает,
зимы до лета не бывает

чайка ласточкой ныряет,
усмиряет плоть во сне
коршун, делая круги,
к сердцу не прижав ноги

небо ветреное скачет,
прячет облако волна
от грозы в пучину злую,
словно мышку полевую

ливень в соляном растворе
в хоре раковин поёт,
гаснут тени от хлопка
комка земли из ручейка

кит всплывает за глотком,
за ободком от кислорода,
у Ионы колесом
грудь, и сам он невесом

Иона ловится на мушку,
кукушку видит, и она
в утробу леса не глядится
и в матери себе годится

море птиц над океаном
планом местности, и вдруг
одна от стаи отстаёт,
окрестности не узнаёт

дыханье плачем или смехом,
эхом плавает в груди,
поля, как тени под глазами,
пересечённые слезами

мёд на месяце раскосом,
под вопросом рот под носом,
Иона с пальцем на губах,
кит с соломинкой в зубах

всё иначе в час заката,
космата тучи голова,
и слова глотает гром
ночью в воздухе сыром

земля на суше горяча,
саранча камней жирней
туч тяжёлых чернозёма
на белом свете окоёма

детей Иона не растил,
грустил в ките на животе
и на спине, и на боку,
и лбом стучал по кулаку

ручей округу тянет вниз,
повис туман и обратился
в лежачий камень, не течёт
вода, и солнце не печёт

сердце расчищает путь
в грудь и время сокращает
жизни, сталкивая лбами
слова стучащие зубами

берега, как звёзды тают,
светают в пене дождевой
листья на осенней стуже,
и живого мёртвый хуже

буря воет на луну,
волну качает и не гонит
Иону с палубы, пока
плывут по небу облака

эхо перешло на ты,
черты лица не изменились,
кусты сомкнулись за бортом,
столкнулись с кораблём потом

воздух выпитый морями
рулями шевелит ресниц,
и птица, управляя взглядом,
с глазами колосится рядом

перемена блюд в пустыне,
в дыне семечко взошло,
душу огибая, тело
языком прошелестело

у золота ни мамы ни отца,
лица не прячет самородок,
и подбородок у Ионы
тяжелей осенней кроны

Иона бури не боится,
садится он на берегу,
его никто не провожает,
ему ничто не угрожает

без чувства падает зерно,
вино не уставая бродит,
Иона в полной темноте
землю бороздит в ките

на краю земли подлесок,
как довесок, и в строю
берегов волна, как лодка
моряку до бодбородка

мачты корабля теснятся,
снятся по утрам киту
они, как дни, которых столько,
сколько звёзд на небе только

день, как голос пропадёт,
не упадёт ни тень, ни волос
с головы Ионы зря,
и звёзды бросят якоря

в тумане море не прокиснет,
свистнет буря, и повиснет
ветер парусом в стогах
волн у чёрта на рогах

во сне Иона не ослепнет,
окрепнет взгляд его с того
света, и концы ресниц
коснутся этого границ

гроза дождями выпадает
и пропадает в темноте
ночной, и до заката
не доносится раската

в тучу тишина заходит
и выходит из неё
на мороз со стороны
первой холода волны

ветер в облаке свистит,
и хрустит земля под снегом,
промелькнуло дно реки,
будто взгляд из-под руки

сон с Ионой не остался,
расстался с жизнью и скитался
китом, как буря в парусах
облаков на небесах

один Иона пропадёт,
дойдёт до точки и войдёт
в воду на своём пути,
кита по родинке найти

на ощупь движется рука,
узка ладонь перед рассветом,
нырнёт и пустит пузыри
солнце из ворот зари

гнездятся скалы под горой,
сырой от молний, и грозится
кит Иону разыскать,
по ветру море расплескать

Иона проглотил язык,
отвык от шёпота морского,
мгла скользнула по киту,
остановилась на лету

под открытым небом кит
парит и впитывает воду,
в ней душу оставляет он
и сушу выставляет вон

скал идёт под лёд пролёт,
и не спит не ест не пьёт
кит, как точка с запятой
улыбки рыбки золотой

луна, как полная страна
видна на небе до темна,
она снижается, и в профиль
глаз отражается картофель

корабль Иона подгоняет,
меняет ветром, языком
в своём имени местами
губы с буквами кустами

сон с Ионы не бежит,
кружит и дурака валяет,
оставляет есть и пить,
жизнь заставляет торопить

собака лает на свету,
на лету звезда пылает,
гроза шмыгнула и застыла,
море огибая с тыла

молчком высокая волна
семена клюёт со дна,
задом наперёд плывёт
кит, не сеет и не жнёт

годовых колец броня
пня от дня не оставляет,
пирамиду, как весло
водит по песку число

иней, как песок крошится,
копошится крот, висок
на волоске от ледяной
коробки сопки черепной

с акцентом у Ионы стон,
и планктон, как знак вопроса
по губам читает повесть,
потеряв кита, как совесть

базары птичьи многолики,
крики лают и пищат,
только парус пустословит,
стирает гладит и готовит

радуга стоит хвостом
на том свете под мостом
неба этого, и сталь
смотрит в голубую даль

по соседям кит не ходит,
всходит солнце, не заходит
к Ионе, потому что спит
оно и мачтами скрипит

плывёт кораблик не спеша,
дыша направо и налево,
у волны неровный почерк,
вместо горизонта прочерк

открывают рты киты,
ты Ионе говорят
в глаза, как будто своему
ребёнку, и светло ему

ночью всё наоборот,
вброд Иона переходит
кита, лежащего пластом
земли на корабле пустом

кит, как судно вестовое
в кривое зеркало звезды
из воды глядит и носит
Иону в чреве, и гундосит

матросы дуют в паруса,
голоса у них похожи
на небеса в открытом море,
не слышно вздохов в разговоре

от стада своего отбился,
прибился к берегу и спит
кит с открытыми глазами,
глотает воздух со слезами

не видит снов Иона,
крона неба от воды,
как ворона тяжелеет,
температурит и алеет

дождь из тучи не выходит,
жизнь проходит, не заходит
солнце в тень от моряка,
пока тот смотрит в облака

не по Ионе кит тоскует,
смакует воздух не спеша
душа, и с телом расстаётся,
в котором сердце ещё бьётся

скала, в чём мама родила,
плыла, не ела, не спала
в воде холодной и голодной,
чёрной, до бела свободной

ложится в море бездорожье,
бездожье в небо, и безбожье
в земле кружится, как во чреве
голова Ионы в гневе

жизнь короткая, бывало,
мало на себя была
похожа, и шестое чувство
страдало за её искусство

Иону ветер одевает,
и вдевает нить дождя
сон в холодную иглу
горизонта через мглу

от моря пена остаётся,
не расстаётся с ним и вьётся
между матросами она,
на белом свете не видна

за Иону кит стеной
в ледяной воде волной
воздуха стоит в грозу,
и земля плывёт внизу

Ионе ночи не хватает,
светает в чреве у кита,
с его хвоста взлетают птицы,
как с перевёрнутой страницы

вода на вёсла налегает,
сбегает с корабля, сдвигает
берега за ним и сушит
небо над собой, и глушит

Иону ветер умывает,
зевает кит, и выплывает
парус из глубокой пасти,
и море развевает снасти

играет кит с листом
хвостом, и ветер набирает
высоту, на воздух туча
взлетает чёрная, мяуча

копия воды, звезда
следа не оставляет в небе,
мачты соберёт в букет
и опустит в море свет

голову Иона вскинет,
раскинет руки и окинет
взглядом отпечатки ярких
берегов на пальцах жарких

от солнца радуга горбата,
рогата туча и хвостата,
и меняет буря цвет
воздуха, и ветра нет

под водой Иона чёрен
от зёрен глаз и до корней
волос на голове седой,
словно остров молодой

море в громовом раскате,
на закате дня грозу
высекает ночь, и свет
готовит ужин и обед

кит с Ионой на борту
высоту зимой и летом,
днём и ночью набирает,
на свежем воздухе играет

плывут по морю берега,
дуга над ними горизонта
радугой стоит на двух
точках зрения, как слух

волна Иону накрывает,
открывает он глаза
под водой и видит сушу,
словно собственную душу

луна до солнца добралась,
родилась, как сорвалась
с языка его в глубоком
сне на корабле высоком

с морем ветер говорит,
сорит словами с островами
эха, и от смеха плач
по волнам несётся вскачь

бьётся сердце, как вода,
стада китовые среда
толкает внешняя вперёд,
пока Иона не умрёт

город опустел в пыли,
нули голов и единицы
тел у жителей, как мел
белые от чёрных дел

в ките Иона помолился,
провалился он сквозь сон,
как сквозь землю, и в кольцо
взяли берега лицо

море повернуло вспять,
и опять над ним сверкнуло
небо на убережённом
просторе солнечном ионном



НОЙ
(ПОЛОТНО)

о.Олегу (Олегу Стеняеву)            


ЧАСТЬ 1

Игорю Лощилову            


ОСЁЛ: я - гром в горах
ты, Бог, - страх
кротость - гроза в тиши
тело - слеза души

АДАМ: тело душа мои - странники
ОСЁЛ: глаза мои - страха всадники

НОЙ: зренья раздвоенный след,
ОСЁЛ: воины - тьма и свет

СОВА: Бог - лучей пучок
узок широк мой зрачок
зрачок - язычок сна
Бог - небес стена

АДАМ: небо - лес звёзд
СОВА: я - земли рост

НОЙ: зёрнышком ночи плюёт
СОВА: земля мои очи клюёт

КОНЬ: Бог - холод льда
я - подо льдом вода
лёд - ноша реки
я - воздуха пузырьки

АДАМ: дышит земля глубоко,
КОНЬ: солнца чёрное око

НОЙ: глаза мои правый левый
КОНЬ: правой шагают левой

СТРАУС: солнце - дождя разбег
день - ночи снег
снег - земли темница
я - теней возница

АДАМ: закат - восхода тень
СТРАУС: я - исхода день

НОЙ: ночь исхода бела
СТРАУС: души черны и тела

КОРОВА: рыжий незверь нептица,
под сердцем моим - телица
под сердцем, кровь с молоком -
душа золотым бычком

АДАМ: хвостата душа и рогата
КОРОВА: с рассвета и до заката

НОЙ: солнце встаёт по ночам
КОРОВА: к детям своим - лучам

АИСТ: нити дождя до ста,
живите, клювы уста
уста прыг - скок
то плевок то клевок

АДАМ: клюв - камень речной
АИСТ: я - столп соляной

НОЙ: кольцо годовое столпа
АИСТ: голубое и крона слепа

ЛЯГУШКА: сердце - певчая птица
на ветку души садится
ветку то в холод то в жар
бросает молчания дар

АДАМ: кровь набирает вес
ЛЯГУШКА: тела с душой и без

НОЙ: в бездне кого только нет
ЛЯГУШКА: никого закат и рассвет

ЦАПЛЯ: раскрыла земля крыла
солнце накрыла мгла
Бог день начинает с того
что вспоминает его

АДАМ: светает и память с воды
ЦАПЛЯ: взлетает до первой звезды

НОЙ: первая жизнью кишит
ЦАПЛЯ: вторая на землю спешит

СВИНЬЯ: и в облаке и
в облике свиньи
то ли облика её вершки
то ли глаз моих корешки

АДАМ: на глазок и в разрез небес
СВИНЬЯ: душ уплывает лес

НОЙ: в ночь уплывает день
СВИНЬЯ: мою убивает тень

ПЕЛИКАН: дух мой - ребёнок мой,
бесёнок света над тьмой
тот свет едва зачернеет
под ним этот уже зеленеет

АДАМ: зелена луна дожди -
ПЕЛИКАН: семена её в груди

НОЙ: душе моей за порогом тела
ПЕЛИКАН: ей нет до тебя дела

ОВЦА: Бог предо мной наяву
я на том свете живу
поголовье лучей на свету
растёт на глазах в высоту

АДАМ: души замедляет рост
ОВЦА: тело идущее в рост

НОЙ: детские звёзд тела
ОВЦА: ночь забрала отдала

КУРИЦА: небо - воды скорлупа
облако - перьев толпа
вырос закат на вершок,
чёрной воды гребешок

АДАМ: день ночи видней
КУРИЦА: солнце плывёт над ней

НОЙ: зёрен в земле стада
КУРИЦА: ни жива ни мертва вода

ЗАЯЦ: с Богом теряет связь
небо, ручьём оборотясь
чистого неба ключ
бьёт из тяжёлых туч

АДАМ: с неба земля слезой
ЗАЯЦ: катится перед грозой

НОЙ: петляет земля горячи
ЗАЯЦ: следы её - звёзды в ночи

ЧЕРЕПАХА: мой панцирь - небесный свод
земная поверхность - живот
между душой и телом
жизнь моя годоразделом

АДАМ: глаз моих устилают поля
ЧЕРЕПАХА: солнце звёзды луна земля

НОЙ: четыре стороны света
ЧЕРЕПАХА: весна осень зима лето

МЫШЬ: тянет земля ко дну
звёздного неба луну
то полем небесным то лугом
голова моя ходит кругом

АДАМ: в голове моей гладь да тишь
МЫШЬ: то ли Бог - малыш то ли мышь

НОЙ: надышу малышу души завиток
МЫШЬ: юг север запад восток

КИТ: лежит в воде ледяной
дрожит земля подо мной
безвидна земля и пуста
с головы моей до хвоста

АДАМ: с головы до пят я расту
КИТ: на плаву на бегу на лету

НОЙ: три дня на меня налетело
КИТ: взяли душу мою и тело

КОЗА: солнце для своих лучей -
донце, земля - ручей
ни плача в глазах ни смеха
ни кола ни двора у эха

АДАМ: ни копыт от эха ни рогов
КОЗА: ни кругов по воде бегов

НОЙ: ни кручин бегов из пучин
КОЗА: глаз в берегах морщин

ГОЛУБЬ: облака кувырок в ветерок
то ль жирок земли то ль пирог,
хлябь горизонта жирна
тучи полны зерна

АДАМ: детей от груди отнимет
ГОЛУБЬ: жена твоя глаза поднимет

НОЙ: в глазах моих мать отец
ГОЛУБЬ: в слезах твоих свету конец

ЛЕВ: лев, царь - я
ты, Бог, - семья моя
львиц львят твоих
семь моих я - их

АДАМ: семь возвратятся за мной
ЛЕВ: дней из ночи одной

НОЙ: в небе каменный гость,
ЛЕВ: солнце - белая кость

ОРЁЛ: ты, Бог, - слеза
на мои набегаешь глаза
кончики моих глаз
едва различают нас

АДАМ: души моих сыновей
ОРЁЛ: старшая младшей живей

НОЙ: сыта горизонта черта
ОРЁЛ: висят уголки её рта

КРОКОДИЛ: день рождения от
жизни отнимет год
голова моя - небосвод
тело - рот душа - живот

АДАМ: того чистилище света
КРОКОДИЛ: земля этим разута раздета

НОЙ: не воротит маму мне эта
КРОКОДИЛ: осень - чистилище лета

ЯЩЕРИЦА: Бог - отец за сына
не в ответе его половина
на своей половине живёт
не ест душа не пьёт

АДАМ: небо разделит земля
ЯЩЕРИЦА: на горы поля моря

НОЙ: с телом своим одним
ЯЩЕРИЦА: что делать с моим с твоим

КРОТ: я - души твоей вдох
ты моей выдох, Бог
мели подземной реки,
капели глаза велики

АДАМ: чёрное солнце - семья
КРОТ: мама папа и я

НОЙ: полушария моих глаз
КРОТ: в первый раз разлучают нас

МУРАВЕЙ: душа - человек, в её власти
звериные тела страсти
тело моё - насекомое
незнакомое мне знакомое

АДАМ: чувствам моим пяти
МУРАВЕЙ: встать им на твоём пути

НОЙ: родилась земля ни кровинки
МУРАВЕЙ: ни травинки одни тропинки

СОБАКА: души поводырь своей
я не мама не папа ей
несут ко мне облака
тень моего щенка

АДАМ: мы возникаем из тьмы
СОБАКА: молнии громы дымы

НОЙ: молния гонит стада
СОБАКА: звёзд и стоит вода

ЖУРАВЛЬ: летит на своих двоих
ночь на крыльях моих
в ночи открывается вид
на землю и сердце болит

АДАМ: земля родилась на пустом
ЖУРАВЛЬ: твоём месте на свете том

НОЙ: того света во мне острова
ЖУРАВЛЬ: ни души и твоя жива

МЕДВЕДЬ: мне моя нежилая
жизнь прожужжит - жива я
Бог душу мою возьмёт
на землю обратно вернёт

АДАМ: земля в путь дорогу за мной
МЕДВЕДЬ: мало Богу земли одной

НОЙ: мал я и в полный рост
МЕДВЕДЬ: ночь достаёт до звёзд

ПЧЕЛА: Бог, в твои небеса
на крыльях моих роса
летит за дождём снегом
глядит асиновским олегом

АДАМ: асиновских олегов строй
ПЧЕЛА: рассчитайся на первый - второй

НОЙ: на глаза рассчитайся, слеза
ПЧЕЛА: облаками взмахни, гроза

ОЛЕНЬ: ты - Бог моего врага
я ему в бок рога
рога мои вверх вбок
ты - мой Бог

АДАМ: мои дети со мной - на ты
ОЛЕНЬ: на вы - ветер листы кусты

НОЙ: солнце же пашет на птицах
ОЛЕНЬ: уже пляшет в моих ресницах

ЛЕБЕДЬ: солнце - летающий дом
дождя над моим гнездом
Бога рука - река
ноша её облака

АДАМ: крылья - разлив реки
ЛЕБЕДЬ: от Бога мои далеки

НОЙ: несут реку ни ветерка
ЛЕБЕДЬ: дыханьем твоим облака

ВОЛК: облака жизнь бела
небом чёрным была
белый мой день, ночка -
чёрная на тебе точка

АДАМ: точки на дне моих глаз
ВОЛК: в профиль стоят и анфас

НОЙ: дней творения шесть
ВОЛК: дыбом стоит моя шерсть

ВОРОН: сплю ли пью ли ем ли я
Бог, земля я твоя
чёрное небо столбом
в воздухе голубом

АДАМ: я ли с земли ты ли
ВОРОН: жили - были столбики пыли

НОЙ: воздух чист вороной
ВОРОН: то ли свист в облаках то ли ной

ВЕРБЛЮД: солнце - пустыни цветок
света поток - лепесток
лепесток - переправа лун
направо пойдёшь - юн

АДАМ: налево пойдёшь - старик
ВЕРБЛЮД: небо - остров земля - материк

НОЙ: остров низок высок
ВЕРБЛЮД: звёзды падают на песок

ПАВЛИН: солнца качнётся цветок
кончится запад начнётся восток
чернозёмная туч полоса,
луч ломается о леса

АДАМ: туча - глухой уголок
ПАВЛИН: я - на радуге узелок

НОЙ: радуга - ночь дугой
ПАВЛИН: день один и другой

ПАУК: белая ночь - восток
запад - седой волосок
на своём волоске я повис
восток - вверх запад - вниз

АДАМ: запад - в смех восток - в плач
ПАУК: тень мою в нить день - ткач

НОЙ: дней своих я откину прядь
ПАУК: с глаз долой и живой опять

МУХА: по образу и подобию своему
ночь создала тьму
белая ночь - день
чёрная - мою тень

АДАМ: чёрный земля человек
МУХА: снег на верхушках рек

НОЙ: тот снег тяжелей моих век
МУХА: плод твоих чистых нег



ЧАСТЬ 2

Арво Метсу            

Ной душу
В ковчег погружает
И вытесняет сушу,
Рожь лает,
Мяучит пшеница,
Кровь развивает
Скорость, как птица,
Не сеет, не жнёт,
В отцы не годится,
Ною поёт
На ночь она,
Душа отстаёт
От неё, черна,
Мрак до небес
Достаёт, как луна

Возраст исчез
Жён, и мужья
К ним интерес
Потеряли, клюя
Слабого сильный
Возле ручья,
Носится пыльный
Луч, словно дух
Тучи двужильной,
Нем, глух
Лес, тишину
Пробует слух
На зубок, в седину
Голова ложится
Зерном в целину

Не могут ужиться
Змеи в клубке,
Который кружится,
Ползёт налегке
На том свете
Море к реке,
На этом в ответе
За Ноя его
Мамины дети,
Они никого
Не любят и
Губят его,
У Ноя три
Взрослых сына,
Пустынна внутри
Тень исполина,
Росою умыта
Бездомная глина
Солнце, как сито
Тьму разделяет
И капельки быта,
Ной истребляет
Деревья, один
В ковчеге гуляет
Средь женщин, мужчин,
Впредь они будут
Не дочь и не сын,
Птицами будут,
Гадом, скотом,
Парами будут
Волн за бортом,
Боится их Ной,
Прячет потом
У себя за спиной,
От страха трясётся,
Пот ледяной
С него льётся,
В ковчеге не спит
Никто, кто спасётся

Открывается вид
На звёзды с воды,
Ной норовит
Убежать от беды,
За Ноем душа
Заметает следы,
Душа, не спеша
Плывёт, и готовит
К смерти душа,
Ковчег остановит
Волна, и луна
Землю закроет,
Как створку окна,
К глазам прикоснётся
И распахнётся волна,
От брызг отряхнётся
Одна, другая
От них проснётся,
Берег, нагая
С собой уведёт,
На зной набегая
Земля пропадёт,
Солнце во чрево
Ковчега войдёт
Справа налево,
Пойдёт по рукам,
Как падшая дева,
Стук, гам,
Зубастое эхо
Делает "ам"
Без спеха,
Птица и скот,
Словно мякоть ореха,
В ковчеге забот
Больше, чем дома,
Молния рот
Затыкает грома,
Радуга рта
Не меняет излома

Ноя жива
Душа, если есть
Света в ней два,
Этот в ковчеге весь,
Вот лежит наг
Небосвод, словно смесь
Вод-бедолаг,
Ной - на этом
Морю земляк
Солнечным летом,
На том - зимой,
На том и на этом,
Летом, зимой
Ноем и тени
Сочтены за кормой
Земли при смене
Времени года,
Рода, племени

Ковчег из похода
Вернулся пустой,
Ной-воевода
В век золотой,
И мама жива,
Воздух густой
Роняет листва,
Руки висят,
И ветвится трава,
Триста шестьдесят
Пять дней
По ночам блестят,
Опять звёзды видней
Сердца в груди,
Облаком в ней
Радуга впереди
Ноя, внизу,
Вверху, позади,
Из плоти грозу
Душа высекает,
Из камыша - стрекозу,
Ной опускает
Глаза, и сыновей,
Как волосы, распускает