поставить закладку

 
  стороны света №7 | текущий номер союз и  
Татьяна КУЦУБОВА
ВСЯКАЯ БОЖЬЯ КАУРКА
Редакция журнала 'Стороны света'версия для печатиГостевая книга

Татьяна КУЦУБОВА

Родилась в Калуге. Окончила Калужское музыкальное училище им. С. И. Танеева. Работала по специальности в школах искусств Калуги и Малоярославца. В 1987 году переехала в Тарусу. До 2000 года работала экскурсоводом в Тарусской картинной галерее. Публикации в сетевых изданиях "Русский Переплёт", "Стихи. Ру", "Сетевая Словесность", "Русская Жизнь", "Журнал Рец". В 2004 году подборка стихов напечатана в журнале "Знамя". Литературный редактор журнала для детей "Электронные Пампасы"; редактор отдела поэзии интернет-обозрения "Русская Жизнь" Живёт в Тарусе.

* * *

Ой слезы какие круглыя!
А ведь только заголовие…
Вот бы нам такого углия,
сум сердечных, дум воловиих.

Сам себе лоза, вино и жмых -
перегнали и завинчено.
С криков заих, соков гноешных
рвёт безумную полынщину.

Полицаевой овчариной
вдоль заград заочных рыская,
тянет к яди перевяленой,
соль откапывает лизкую,

выгрызает из комелия
сладоносную жемчужину…
По воде венцов офелиев
кружит чёртовая дюжина.


* * *

Ох долги наши, заёмы…
Роет мышь в пустом гумне.
Не безсудьте, незнакомы -
Онуляюсь дома вне.

Темя луквицы черватой
Боронит молочный зуб -
Горчеват кусок божатый,
Ум нахлебничий сугуб.

Хвать за хвост - а он шутихой
Взныл и шелестом изгас -
Ну-ка заново распыхай,
Улещи бегучий газ.

Правда матерь, лжа копейка -
За копейку и пиши
Подсадную берендейку,
Околесныя души.


* * *

Дорогие мои горечавки,
Поручейники, любки мои!
Верховые провалены явки,
Надвигается время змеи,

Волховни на осыпливой круче,
Перегонки последних спиртов…
Опрокинулась зыбью мигучей
Полоса приближённых кустов.

Чем умаяться, как исхитриться,
Где нахитить сердечного зла,
Чтобы в чреве холодном волчица
Ежеденную долю несла?

Огласит попечительный свиток
Подорожную карту пустынь.
Раскипись, ледниковый напиток,
Полынья круговая, разстынь!

Сволоки к иванчаевым грядам,
В мятный лог, колокольный подлес,
Зашепчи языком сладкоядым
Овсяницей ушитый воскрес,

Нитевидные пульсы горошков,
Становые хрящи орляков…
Пробегают пурпурные блошки
По замшелой руде сосняков.

Погоняет яснотку лабазник,
На ярутке жиреют вьюнцы -
Череда уложений и казнек:
Воробейник, куколь, вострецы,

Кривоцветы, рогоз, ястребинка,
Короставник и тысячеглав…
Жизнь ушла на такую глубинку,
Что душе не взойти между трав.


* * *

Жаль саблевитых косилок,
Зыбь леонардовой топи -
Страх как заносчив и рылок
Не удержавшийся в топе.

Пара осей кочевая
Мнёт сопредельные веси.
Кто тя подбил, ездовая,
В эти леса-околеси?

Рвут накипевшие руды
Залежь махорную, хладцу,
Муховоротные уды
Продыри свищут в халатце,

Меленки и медовейни,
Неистекаемой жилы…
В тесный колодец лилейный
Маковой тли накрошило.

Фарт ли, фавор, неотложка?
Знать бы, метали пореже.
Что за мышиная гложка
Точит воздушные мрежи,

Сводит подлунные мяты,
Гнёт голубые пионы?..
Тут не играй в перепряты -
Всякая сошка краплёна,

Всякая божья каурка,
Что, разогняясь и стыня,
Скачет в закатные жмурки
По коченеющей глине.


* * *

Глубокий, жаркий, соболезный,
А то надтреснутый, тяжёлый;
Когда рутиною помпезной,
Когда ужимкой новосёлой;

От горних горестей кривится,
Ища приёмы и управы…
А этот маленькая птица -
Ни лева выудить, ни права;

И столько сна в его уклонах,
В тугих ракушках столько плеска,
Что гул болванок раскалённых
Ему шептанье перелеска.

Но неужели об излуках,
О сокрушительных подачах
Он не слыхал в цветущих луках?
Или попутный вывел начих

Из дённых глыб, ночных пластаний,
Углов гороховых и мычек -
И вот, ломая бок баяний,
Бежит возвышенных привычек?


* * *

Воздушным путём вдоль берёзовой глини
клубится обоз. Что мертвеешь, лазутчик?
Смотри, как, виляя, кривя и волыня,
тебя упредил многосердый попутчик.

За градской стеной копошат имяреки -
феколки, камилки, адашки, варламы,
пускают венцы во свекольные реки,
маслами кропят сыромятные лямы.

Кипит заболотье в огнях и коронах -
не нами велось, не от нас расточится.
Но соль выступает на скалах слоёных,
и сохнут волокна заветной грибницы.

Бочком, мимокрадом, для пущих уютов
составлены с глаз дорогие приборы.
С какой небывалью себя перепутав,
пылят барчуки по урочному бору?

Труси, мышелов, среди лунных привадок,
чьи давы и пругла обрызганы млеком,
а манные росы ложков и левадок
катают сканьё над малиновым спеком.

Подсолнечный шёлк, перемётная фишка -
стоял за покой, набекренился юлкой.
О чём разыгралась метель по заулкам?
И часа не жди - поменяют афишку.


* * *

Что надулся василиском,
землячок?
Холодочек по менискам,
сердце ёк.

Из-за пазухи не жук ли
главорез
кажет кольчатые букли
наотвес?

В лимфе нимфы, в стаде гади
сорок пар.
Отмахнёшься: жизнь туга-де,
глядь - пиар.

Глядь, сбегаются с потопа
на угли,
как синайцы из вертёпа,
ровно тли.

Стопудовая затея,
стынет лох:
на кого осиротею?
Лоб осох,

в очесах двоится пламень,
в чреве муть -
как ни двинь, сплошная ямень,
не огнуть.

Налегают конвоиры:
что поблек? -
знай заучивай к сортиру
саундтрек.

Чёрно-бела глаже плёнки
пелена,
льнут букетами опёнки -
нанана!

Апокалипсис наружный -
мы да мы.
Всё записано в подушной
у кумы.

По трельяжам сыпь сердечна,
валин день,
в погребке ж закладец мечный -
ну-ка встрень.

То хабалина, то будда -
тыща поз,
так и вертится у блюда,
кровосос.

До чего тугая сборка -
вправь-ка нить!
И ни вороха, ни торка -
гнать ли, гнить?

Переленишься и видишь:
поутру
будто гнёт небесну вытяжь
к серебру,

что не в золоте, то в рдяни,
как медком
затянуло ини, яни,
незнаком,

разбегается по взлётной
полосе
агрегатик беспилотный.
Где же все?

Пой, водила - выпал нечет,
стоп, игра!
Тут иное и замлечет
из ребра.



© Copyright Татьяна Куцубова   Републикация в любых СМИ без предварительного согласования с автором запрещена.
© Copyright журнал "Стороны света"   При перепечатке материала в любых СМИ требуется ссылка на источник.
НАШИ ДРУЗЬЯ И ПАРТНЁРЫ
МОСКОВСКИЙ КНИЖНЫЙ ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН ЗОНА ИКС
 поиск в Зоне ИКС:
  Яндекс цитирования Rambler's Top100
литературный журнал 'Стороны Света'