журнал "Стороны Света":  www.stosvet.net  
версия для печати  

                Вероника ШЕЛЛЕНБЕРГ

СПИЧКОЮ - ЧИРК!



* * *

Спичкою - чирк!
Потрясён коробок.
Тонких лучинок
сухой говорок.

Что ж ты "за так"
только душу растряс!
Был березняк,
были тополь и вяз.

Остановилось
течение смол,
задран, ободран
зелёный подол.

И - штабельком -
голова к голове…
- Эй!
Угости огоньком!
Слышишь?
Это тебе.


* * *

Под топот каурых, гнедых, вороных
замедленным солнечным диском под дых
ударена степь, опрокинута в пыль,
и небо оранжево ржавит ковыль.

И небо, и степь под присмотром орла,
тропа, что коней к водопою вела,
в закатном чаду раскалённых, как медь,
солёных от пота, уставших лететь.

И с ходу разбит водомерный покой…
Копыта, копыта и шеи дугой,
и мокрые гривы, дугою летя,
достанут туда, где начало дождя.

Начало дождя над степным сушняком…
Тропа поперхнулась полынным дымком.
Горячие звёзды горячих коней
восходят над степью и тают над ней…


* * *

А казалось бы - что?
Шерсти глупый комок.
Кошкой брошенный
тихий, слепой сосунок,
на ладонь аккуратно положен.
И не ведая наших забот и тревог,
вздох ещё - и поплыл
червячок, дурачок,
до кошачьей матери
Божьей.

А своя-то вернулась.
И мордой седой,
острой мордой,
пропахшей синичьей бедой,
роет, роет подстилку…
Глядит мне в глаза,
как животным
смотреть в человечьи - нельзя.
И трясётся её
иссушенный живот.
И на белой ладони
котёнок плывёт.