журнал "Стороны Света":  www.stosvet.net  
версия для печати  

Елена Зейферт - Вячеслав Куприянов
ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ВОСПРИЯТИЯ И ПЕРЕВОДА ПОЭЗИИ РАЙНЕРА МАРИИ РИЛЬКЕ

Елена Зейферт (ЕЗ): Вячеслав Глебович, как Вы открыли для себя Рильке?

Вячеслав Куприянов (ВК): Я хотел бы сказать, что мне повезло открыть Рильке для себя раньше многих современных поэтов - переводчиков с немецкого языка. Конечно, австрийского поэта в России начали переводить достаточно давно...
В своё время я писал только оригинальные стихи. Когда дело дошло до художественного перевода, из огромной палитры имён и произведений по наитию я сразу вышел на "Das Buch der Bilder" ["Книгу образов"] Рильке.

ЕЗ: Имена каких других переводчиков Рильке вы бы хотели отметить?

ВК: Что касается моих современников, Рильке переводили Владимир Микушевич, Грейнем Ратгауз, Михаил Рудницкий… Отдельные вещи - Евгений Витковский… Зинаида Миркина, которой особенно удались "Сонеты к Орфею". Каждый перевод - это произведение того автора, который его сделал, и в каждом переводном переложении присутствует переводчик с его словарём, с его синтаксисом, с его поэтическим опытом…

ЕЗ: Каково ваше отношение к переводам из Рильке Сергея Петрова, в частности, к его переводу "Часослова"?

ВК: Сергей Петров? О, да, у него много несомненных удач! Особенно Петрову удавались ранние произведения Рильке, в том числе "Часослов"… Это великолепные переводы.

ЕЗ: Рильке занимает особое место в ваших поэтических переводах. Но каких ещё немецких поэтов вы переводили?

ВК: Гёльдерлина, Новалиса, Эйхендорфа, из современников Рильке - Гофмансталя, Георге… Из более близких к нам по времени - Пауля Целана. Я нередко брал для перевода произведения, которые уже бытовали в переводах, в том числе классических. Но многие тексты переводил на русский язык впервые… Так, впервые я сделал переводы на русский язык Эриха Фрида и издал его маленькую книгу стихов. Были и другие переводческие открытия - например, из произведений экспериментатора языка, почти "эстрадного" поэта Эрнста Яндля…

ЕЗ: Повлияли ли на творчество Рильке его путешествия, перемещения в пространстве?

ВК: Рильке всё время был в движении. Детство и юность он провёл в Праге. У него в жизни был венский период (военная служба), был весьма важный русский… Путешествие в Россию оставило большое, осознанное впечатление в душе поэта. Рильке жил в Германии, Франции… Последние годы поэт провёл в Швейцарии.
Нет, пожалуй, ландшафт не активно влиял на лирику Рильке, несмотря на то, что в его поэзии ландшафт играет большую роль, но это ландшафт, как правило, внутренний. Если говорить о величии Рильке, то как визионер, как поэт, который видит невидимое, он уникален. Со всеми его выдуманными ангелами, центром "Дуинских элегий"… Здесь нет отличия между живыми и мёртвыми. Такие поэтические образы, безусловно, далеки от места, где живёт автор. Хотя из каждого путешествия, из каждого знакомства он тоже выносил что-то ценное и уделял внимание внешним контурам мира. Но это был особый подход. Так, в книге "Neue Gedichte" ["Новые стихотворения"] Рильке под влиянием знакомства с Роденом совершает попытку передачи скульптурных принципов изображения мира через пластику слова.

ЕЗ: Как вы объясняете эти новые художественные искания Рильке?

ВК: Рильке в какой-то мере - поэт модерна. Он хотел придать стихотворению почти телесную красоту, насытить его пластическими возможностями, в том числе, звуковыми...

ЕЗ: Может ли любовь Рильке к России быть связанной с его особыми ментальными и языковыми устремлениями? Поэт сетовал, что в немецком языке нет значений русского понятия "тоска", главного жизненного состояния для Рильке…

ВК: Россия влекла к себе поэта скорее как христианская страна… Попытки Рильке писать стихи на русском языке очень милы, но остаются лишь попытками писать на чужом языке, с ломаной грамматикой и синтаксисом.

ЕЗ: Не было ли у вас намерения перевести русские опыты Рильке на немецкий язык?

ВК: Ради шутки было… Но я решил, что этого делать не нужно.

ЕЗ: Бытует известная фраза Рильке: "Если бы моя душа была городом, то она была бы Москвой". Вячеслав Глебович, если бы ваша душа была городом, то каким бы городом она была?

ВК: Мне иногда кажется - лучше бы моя душа была деревней. Так проще ориентироваться… Хорошо говорить о городах, когда ты в них не живёшь, а бываешь. Москва во времена Рильке была, конечно, другая…
Я люблю, к примеру, многие немецкие города - Берлин, Мюнхен, Тюбинген, Марбург, но душа лучше пусть будет деревней.

ЕЗ: - К какому периоду в творчестве Рильке вы тяготеете?

ВК: Я начал работу с "Книги образов". Но затем с ещё большим вниманием обратился к позднему Рильке. Во-первых, поздние стихи переводились меньше всего, во-вторых, они как вершина творчества уже зрелого поэта были по-своему сложнее ранних…

ЕЗ: В каких вы были памятных местах, связанных с Рильке?

ВК: В минувшем году я был на могиле Рильке, в швейцарском городке Рароне. Очень сильное, романтичное впечатление. На горе одинокая могила у стены католической церкви, отдельно - католическое кладбище…

ЕЗ: Считаете ли вы Рильке философом? Есть ли у него своя философская система?

ВК: Пожалуй, назвать Рильке в полной мере философом нельзя. Я бы сказал, что его философия критическая. Это представления Рильке о Боге, о любви и др.

ЕЗ: Какие философемы, ключевые поэтические понятия присущи Рильке?

ВК: Если говорить о философских категориях, относящихся к языку философии, метаязыку, то у Рильке их как таковых нет. У него язык, который описывает сам себя. В его словах, кажущихся простыми, нередко отражена картина мира. Рилькеанские ключевые поэтические понятия - это, к примеру, "мечта", "дерево", "пространство"… Заметьте, что в немецком языке они рифмуются: "Traum" - "Baum" - "Raum". Для переводчика это важный сигнал особого внимания к тексту.

ЕЗ: Вы и поэт, и переводчик. Каково соотношение оригинального творчества и переводов в вашем творчестве?

ВК: Смотря какие переводы учитывать… Я в своё время много переводил по подстрочникам из армянских, латышских, эстонских и других поэтов, тогда это была своего рода индустрия. Естественно, я полагаю, что объём переводов, если учитывать и ту "подневольную" часть работы, больше, чем оригинальных текстов… Я переводил свободные стихи Уитмена, стихи поэтов школы Брехта и самого Брехта… Репертуар переведённых мною поэтов достаточно широк.

ЕЗ: Вы переводите не только стихи, но и прозу?

ВК: Прозу я перевожу меньше, чем стихи, но тоже перевожу.

ЕЗ: Как происходит отбор текста для перевода? Какие, скажем так, импульсы излучает текст - предмет вашего будущего перевода? Особенно если это текст Рильке…

ВК: Я читаю стихи, на чём-то вдруг останавливаюсь, делаю набросок… Мне необходимо осознать, преобразуется ли этот контекст в русском варианте в рилькеанскую поэтическую формулу.

ЕЗ: Как вы относитесь к мелодекламации произведений Рильке?

ВК: Положительно. Я знаю, что мелодекламация Рильке подхлестнула в Германии интерес к нему. А сейчас поэзии, как и другим видам деятельности человека, тоже нужна реклама. Стихи могут жить в разных формах - кто-то их читает, кто-то поёт, кто-то проецирует на экран…