журнал "Стороны Света" www.stosvet.net

версия для печати  

               

Олег Юрьев

СТИХИ ИЗ КНИГИ 'СТИХИ И ДРУГИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ'






Первые стихи года

Отдаляясь, меркнет снег —
подожди, пока не смерк
и не сделался дождем
— Хорошо. Подождем —

Отделяясь, меркнет снег —
подожги, чтобы не смерк
и не сделался дождем
— Хорошо. Подожжем —


Простой зимний хор

строфа

сдутая марля и... сбитая вата и...

небо в расплоинах зеленовато и...
снег вычищается шнеком — наверх

ночь освещается снегом

и одноцветный ее фейерверк
гаснет с набегом

антистрофа

взбитая вата и... вздутая марля и...

небо в проплоинах — йоду не мало ли? —
снег воспаленный подтлело померк

персть полетела

и — сквозь нее проступает наверх
города темное тело


Утро

1.
...между проволок нежно колючих
и беззвучно поющих колечек
проскакал — по вздыхающим ярусам — лучик,
одноногий кузнечик —
для теней их кольчaтых и клетчатых льющих
он сверкающий метчик

2.
...клен и липа и ясень
в золотых и серебряных сталях,
уколясь им,
расхристались, как если бы враз расхлестали их —
в потных складках очнулся, протерся, стал ясен
поддымлённый хрусталик

3.
...из бесслезно горючих
облаков, Что сверкают, зерцáла раззямши,
на листочек весь в рубчик
из зеленой и дырчатой замши
ну зачем же так падать, голубчик,
ведь преломишься сам же

4.
отвечает отпрыгнувший лучик
тьме и свету летающий метчик:
— ну и что же, преломлюся,
— и навеки поселюся
— среди проволок нежно колючих
— и беззвучно поющих колечек


* * *

полетели из дому
по литейному дыму
по сухому седому
голубому подыму

и до тьмы долетели
где лишь звезды в засаде
и назад поглядели
и увидели сзади

реку полную блеску
переплеску и лоску
вон к тому перелеску
подтянувшую лёску —

за литую железку
золотую желёзку


Платаны в ящеричной коже

Платаны в ящеричной коже,
Но посветящееся и поглаже,
С таким кручением в крупной дрожи
Культей всперённых, воздетых в раже,
С такой курчавой детвой в поклаже,
С такой натугой в нагнýтом кряже,
Что кажется: мы взлетаем тоже —

Что, кажется, мы взлетаем тоже,
Как будто бы тоже и нам туда же —
Туда, где спят на наклонном ложе
Большие птицы в пуху и саже,
И ложе горит изнутри, похоже,
А в верхних подушках снаружи даже...
Так что же, что же, и нам того же?

— И вам того же, и вам туда же...

Постой, не стоит — себе дороже.


Ночные женщины в очках

Ночные женщины в очках,
как у медузы на очах,
шагают в света облачках
как темный каждого очаг —

в пылу их волосы нежны,
губы их сложены в щипок,
и вложены — будто в ножны —
их ноги в черноту сапог,

руки их — черноты алей —
из блеска тянутся за мной:
из треугольников аллей
они выходят в круг земной
и гаснут


В Америке

Мы полночи обведены стеной,
а в ней дощатый дождь, заборы повторяющий —
дощатый дождь, сжигаемый луной
и алюминьевой золою воспаряющий.
Парящий сад в смятении своем
скачет пред Г-дом всё полоумнее —
в Америке полночной мы живем
где полный месяц полнолунье.
В саду прозрачных коников скачкú
И призрачные скáчки конников,
А мы глядим, как дети и зрачки —
столетники с горящих подоконников.


Из поезда, два девятистишия

в речках медных нечищенных
изгибается медленный ток
а со сгибов посколото
у лещинок у нищенок
меди старой пятак на пяток
но зато сколько золота
на плечах у дубовых мужчин
выбегающих молодо
из лощенных закатом лощин

самолеты бескрылые
нас несут над склоненной страной
тени белые милые
расплоясь от небесного холода
оплывают за нашей спиной
но зато сколько золота
набегает у нас на стекле
и ссыпается смолото
к уходящей под землю земле


В Америке (2)

в америке где грыжеваты
и дрожжеваты облака
вспенённый крест из жидкой ваты
на небе ширится пока

из каменного перелеска
где смертью поят зеркала
не вылетит кусочек блеска
и не дожжет его дотла — — —

в америке где полудённый
огонь снижается в дыму
и крыж вспенённый полутемный
над ней сжижается во тьму

и перелесок шлакоблочный
весь в искрах гаснет надо мной
в америке светло-полночной
во тьме ее полудневной


Павловск / Во сне

За полоненною луной
В слезах — бежать — в одной сорочке
В заполоненное луной
Тьмы облако без оболочки

Остановиться не дойдя
До круга света и распада
И в черных пóлосах дождя
Среди — застыть — глухого сада

И засыпая до весны
Свежо и горько пахнуть тленом
В зеленых волосах луны
Плечом смутнея и коленом