журнал "Стороны Света" www.stosvet.net

версия для печати  

               

Мария Игнатьева

ТРИПТИХ




1. Московские стансы


1.

Да, наяву
в новое время
вижу Москву.
Кому повем я
свое «у-гу»?

2.

Смотришь из прошлого, как из норы.
Раньше тут был магазин «Сыры».
От швейцарского сыра
осталась дырка,
от чеширского рынка –
крынка.
Вышел хаос,
серийный убийца.
Coffee House
Patio Pizza.

3.

Душа — москвичка,
и как ни пичкай
ее туфтой
и где б ни лечь ей -
все певчей птичкой
над суетой,
все птичкой певчей.

4.

Где было ложе,
там вышла лажа.
Ее итожа:
бывает гаже.
Давай решаться.
Давай прощаться.

5.

Снегопаденье -
благословенье
на быть одну.
Ну-ну,
занеси же, небо,
всю душу снегом,
будь человеком!
Бела рубашка,
темна кулиса.
Ай да монашка,
ай да актриса.

6.

Без фанаберии,
с тихим гримом
лежат в гробу.
Доверить рифмам
свою судьбу -
из той же серии.

7.

Голые сучья. Сугроб.
Косноязычье,
дитя хрущоб,
как знак отличья.
Язык родни,
и акцент побега
на родном и ломаном –
вполне сродни
этим веткам, поломанным
тяжестью снега.



2. Юрьев день


1.

Первоапрельской шуткой,
Юрьевым судным днем
стала эта среда
2009-го года.
Заржавленные провода
уже пропускают жуткий
фантомный скрежет. Прием.
Вот тебе и свобода.

2.

Весть об измене –
сама изменница:
каплю терпенья –
и перемелется.
Одно горе
да на другое.

3.

Утро, собор, руины,
музей изящных искусств.
Баба идет на рынок
с полной авоськой чувств.

4.

Такая-сякая вышла жизнь.
руками разводишь.
Поплачь, как маленький, побожись,
и больше не будешь.

5.

Одесную –
жизнь родную.
Сын ошую,
девке – розу.
А чужую
бабу – с возу.

6.

Это такое звенящее горе:
На золотом волоске
Виснет душа, из-под купола вторя
Хору живых вдалеке.
Линия между тобой и другими,
Тень между явью и сном,
Легче становится, неразличимей.
Всех-то различий – тело и имя -
снова слова не о том.

7.

Мыло на мыло.
Ни мясо ни рыба.
Было и было.
И то спасибо.

8.

Поезд ушел.
Можно теперь о душе.
В рифму еще.
Без ямбов уже.

9.

На уровне сердца
в тумане низменность
вдруг очистилась.
В небе – ни облачка.
Зима отчислилась.
Редкая изморозь
тут же рассеется.
Новая жизнь, с иголочки.

                        апрель 2009


3. Первое октября


1.

Полгода прошло, а ничего не
прошло: воз и ныне...
Только теперь у корыта не вою,
а ною на льдине.
Лето тем более
скисло в Монголии:
яки, верблюды,
песни подблюдны,
шуточки штучные,
овцы курдючные,
жареный жир,
и – мордой туда же –
отверженный сувенир:
перо лебяжье.

2.

Горе, зайдет
с нового козыря:
в облаке озера
двойка плывет.
Рада бы в рай –
грехи кусаются.
Осень-красавица,
давай наступай:
В отблеске дня
позднего времени
вспомню, что вне меня
нет меня.

3.

Ни песенкой, ни водочкой,
ни лесенкой, ни лодочкой –
ни зги ни зги ни зги –
частушечной походочкой
вокруг своей тоски.
Свобода, что не телишься?
Полгода канителишься,
все испускаешь дух,
и над душою стелешься
как прах – лебяжий пух.

                        2009