журнал "Стороны Света" www.stosvet.net

версия для печати  

               

Феликс Чечик

ЭСКИЗЫ




1.

оскоминный зелёный
антоновский налив
резонно думать склонный
скорее мёртв чем жив
не белый скороспелый 
сентябрьский почти
огрызок жизни целой
вставанием почти


2.

паутинная заплатка
на малиннике в лесу
совершенство беспорядка
в память сердца занесу
из июля в август дверца
приоткрытая слегка
сладко тает льдинка сердца
в жарких лапах паука


3.

белая кружка с каёмкой
как небеса голубой
музыкой светлой негромкой
ангел парит над тобой
детство но вдребезги кружка
непроизвольно сама
жизни утруска усушка
и горизонта кайма


4. 

лоза орешник ива
апачи чингачгук
и defaвская дива
и прерия и стук
копыт в конце июля
по пыльной мостовой
где разминулась пуля
с горячей головой


5.

я речной песок
заключил в сосуд
и проснулся в срок
но уже не тут
а проснулся там
а очнулся – где? –
и с отцом считал
ряби на воде


* * *

Переливающихся рос
осеннее стекло
я утром из лесу принёс
в домашнее тепло.

И наяву увидел сон
о том, что жизнь прошла,
под бесконечный перезвон
разбитого стекла.


* * *
                                   Е. Елагиной

Это – не ветер и холод, –
Ветр – скорее и хлад;
надвое – взят и расколот
временем Санкт-Ленинград.

Время. Ворованный воздух.
Еле заметный дефис.
И через тернии к звёздам, –
лестницей Якова – вниз.


* * *

слова растерялись не зная куда
идти очерёдность забыв
уселись как вороны на провода
и перевирают мотив

растаяли знаки которые «пре»
пеняя теперь на меня
как путник в ночи и как снег в ноябре
как хворост в объятьях огня


* * *

Говорить на весеннем, на птичьем,
на оттаявшем языке,
и своим поступившись «величьем», –
стать воробышком в детской руке.

От любви и от страха зажатым
чуть не до смерти. И не дыша,
дорожить равновесием шатким,
как последним причастьем душа.


* * *

Хлеба и зрелищ.
Зрелищ и хлеба.
Ты не поверишь, –
это всё – небо.

Небо июня
в доле мгновенья
от полнолунья
или затменья.