журнал "Стороны Света" www.stosvet.net

версия для печати  

               

Вадим ПУГАЧ

А КТО ТЫ ТАМ НА САМОМ ДЕЛЕ...



* * *

Золотыми венками украсьте
Поседевшие кудри харит.
Самоварное золото страсти
На закате что надо горит.

Но внутри, за фасадом блескучим,
В самоварных потьмах вещества,
Мы не то что друг другу наскучим,
Но узнаем друг друга едва.

Точно вены навек разряжая,
Мы выпаливаем - и вот
Кровь уже не своя, а чужая
По разъеденным руслам ревет.

Точно кто-то нас взрывом сплавляет,
Оттого-то и темень светла;
Или просто по венам сплавляет
Чужеродные антитела.

И ползет самоварная лава,
И меня выжирает, ползя.
Вот такая мистерия сплава:
Только пробы поставить нельзя.


* * *

Думал - все: и страсти не осилят,
И усилие не пристрастит;
А теперь любовь прошла навылет,
Только ветер в дырочку свистит.

Мы с тобой не то что озверели -
Одеревенели на лету
И звучим на пару, как свирели,
Паном поднесенные ко рту.

Ну, прости меня, что паникую
В меру позвоночного ствола.
Я еще люблю тебя такую,
Как сейчас.
И как всегла была.


* * *

Есть в молчании некое нечто;
Мысль извилиста, слог нарочит.
Так и так произносится речь-то,
Только глуше и меньше горчит.

Так и так выпозают из логов
И выпархивают из часов
Отголоски моих монологов
И фантомы чужих голосов.

И гудят над условной периной
Перелай, перещёлк, перепал,
Чтобы птичьей тоски и звериной
Недомолвок и мне перепал;

Чтобы чувствовать только, что алчем, -
Я ведь тоже бурлил и алкал
И в своем простодушье не знал, чем
Оправдаться, когда замолкал.

А теперь не ищу оправданий,
Онемев до сведения скул,
Ибо что может быть богоданней,
Чем молчания шепот и гул?


* * *

Среди бессмыслицы и бреда,
Безумия и беготни
Ночь, улицу, фонарь, Толедо
И каплю воздуха глотни.

Закрой глаза, нажми на веки,
Пройди сквозь проплески и свист,
Очнись в четырнадцатом веке
Как королевский финансист.

Оплачивай забавы щедро,
Капризы зная назубок,
Покуда твой кастильский Педро
Порхает, точно голубок.

Вокруг него придворных сотня,
Лови их ненависть, еврей,
Покуда кто-нибудь не отнял
Дочь. Нет, обеих дочерей.

Как будто их, как некий дар, дав,
Тебя же обрекли дрожать,
Пока любовникам бастардов
Они готовятся рожать.

Опасность над тобой нависла,
Неотвратима и груба.
Полна значения и смысла
Твоя толедская судьба.

Луна маячит над кварталом;
Ее попробуй - обесточь
И по столетьям, как по шпалам,
Проковыляй в другую ночь.

А кто ты там на самом деле,
И самого, и дела нет,
Пока ты шаркаешь в тоннеле,
Теряя тот и этот свет.